Городская ритуальная служба
Специализированная служба
Похороны в допетровской России

Похороны в допетровской России

Похороны в допетровской России

На всех этапах развития цивилизации смерть человека и его похороны обладали как религиозно-мистическими аспектами, так и сугубо практическими, суть которых лаконично можно было выразить через вопрос «Что нам теперь делать с телом?». Некоторые народы оставляли мертвых жить вместе с живыми, некоторые мумифицировали их и выставляли на обозрение в специально отведенном месте, но большинство предпочитало так или иначе избавляться от мертвых тел. Наши предки были из числа последних, а значит с древнейших времён перед ними также стоял ряд весьма прозаичных вопросов плана бытового: «Как хоронить?», «Как довезти туда тело?», «Во что его положить или обернуть?», «Кто должен это делать?» и, разумеется, «Сколько это будет стоит и где взять средства?». Государственных или частных похоронных бюро тогда, понятное дело, не было. Как же решались эти вопросы?

Храмы на кладбищах Москвы
Храмы на кладбищах Москвы

Языческие времена

Увы, наука очень мало знает о религии древних славян: слишком мало достоверных источников сохранилось до той поры, когда в Европе развились исторические и археологические исследования. На сегодняшний день славянское язычество – одно из самых малоизученных. Тем не менее, кое-что о нём мы всё же знаем, в том числе известно и что-то о похоронных обрядах: о них можно судить по сохранившимся до наших дней курганам с погребальными дарами. Итак, нам доподлинно известно, что на территории европейской части России – в том числе там, где сегодня стоит Москва – людей либо погребали в курганах, либо кремировали, а затем погребали в курганах прах. Поскольку славяне-язычники, как и многие другие язычники Европы, верили, что мир мёртвых очень похож на мир живых и что в нем человек будет заниматься примерно тем же, чем и здесь, то вместе с покойником они хоронили множество погребальных даров: инструменты его ремесла, еду, деньги, одежду, горшочки с угольками для разведения очага. Последние такие захоронения относятся к XIII веку – в это время христианство окончательно вытеснило языческие верования из всех тогдашних русских княжеств.

Раннехристианский период

В средние века людей на Руси хоронили примерно так же, как и во всей Европе: церковь брала на себя проведение последних обрядов над умирающим (исповедь), а затем над его телом (отпевание и т.п.), а также выделяла место на церковной земле (рядом с церковью или под ней) под захоронение. Всё остальное ложилось на плечи родственников и друзей покойного, ну а в сельской местности – на крестьянскую общину. Кто-то должен был изготовить гроб (на постоянной основе этим никто не занимался, поэтому это дело ложилось на любого ремесленника, работавшего по дереву), кто-то – омыть и нарядить покойного, кто-то помогал нести гроб, кто-то помогал копать яму, ну а кто-то «профессионально» плакал. Примечательно, что плакальщицы и вопленицы наследовали не только профессию, но и репертуар: песни, причитания и заплачки они передавали из поколения в поколение.

Кладбища работали примерно так же, как и в других христианских странах той эпохи: размеров они были скромных, в одну и ту же могилу слой за слоем закапывали новые и новые трупы – по мере того, как старые обращались землёй. Никакого «плана» у этих кладбищ, конечно, не было: захоронения совершались, по сути, беспорядочно. Никто не занимался делением территории на «площадь под захоронения», «дороги» и «ландшафтные украшения», за могилами никто не ухаживал, мертвых никогда не перезахоранивали. Единственным принцип, который организовывал захоронения хоть как-то, – это принцип благородства: социальные иерархии, что связывали людей при жизни, непременно воплощались и в посмертии. Так, бояр и священников хоронили либо под полом церкви, либо как можно ближе к её стенам, а крестьян закапывали в самом дальнем углу на окраине кладбища.

Раннее Новое время

О более поздних веках мы имеем всё лучшее и лучшее представление – как в целом, так и в плане погребальных практик и ритуалов. В XV-XVIII веках в России не было метрических книг – иными словами, у нас не было никакой централизованной системы, в которой фиксировались бы рождения, браки и смерти (как сегодня это делают органы ЗАГС). Как итог, большую часть сведений о похоронах в то время мы получаем из завещаний умерших и из заметок иностранных путешественников. Завещания, понятное дело, писали далеко не все: во-первых, для этого надо было уметь писать (или иметь при себе кого-то грамотного), что уже было роскошью, а во-вторых, необходимо было умирать не внезапно, а, например, от долгой болезни – чтобы иметь достаточно времени на составление текста. Еще сложнее обстояли дела с тем, чтобы завещание дошло до нас через века – какой толк его хранить десятки, а тем более – сотни лет? Одной из немногих уважительных причин для этого могло быть то, что покойный завещал что-то церкви – тогда у церкви появлялась мотивация хранить это завещание, чтобы в случае чего предъявить его как документ, подтверждающий её право собственности на землю, сооружения и пр.

Но что именно писали наши предки в завещаниях? Кроме очевидного, они также зачастую описывали свои пожелания насчет собственного погребения. Одни указывали кладбище, на котором хотели бы найти последнее пристанище, другие велели написать то-то и то-то на надгробии, третьи сообщали, что памятник или склеп должен быть из такого-то камня и такой-то высоты. Однако помимо всего этого в завещаниях умирающие нередко расписывали свои рассуждения касательно жизни и жизни после жизни. При этом некоторые из них повторяли стандартные христианские «формулы» на этот счет, другие – пытались философствовать своим умом, а третьи так и вовсе включали в текст формулировки родом из языческих времен: например, очень часты отсылки к «Матери-Земле, из который мы сотворены». Это, разумеется, является эхом дохристианских верований.

Что примечательно, зачастую священники и составляли завещание и даже подписывали его своей рукой – обычно это объяснялось либо неграмотностью завещателя, либо тяжестью его состояния – и им обычно верили на слово. Доподлинно неизвестно, насколько часто духовенство переписывало на себя имущество людей таким образом, однако такие случаи, несомненно, имели место.

Уникальные особенности похорон на Руси

Важной особенностью похорон на Руси с давних времен были так называемые «Божьи Дома»: поскольку зима длилась долго, и по шесть-семь месяцев в году в большинстве регионов копать снег, лёд и мерзлую землю было просто невозможно, умиравших в холодное время года складировали в специальных небольших постройках – до оттепели. Сейчас мы назвали бы эти сооружения «трупохранилищами» – с той разницей, что те были «естественными» холодильниками. Аналогичные сооружения и практики бытовали и в скандинавских странах.

Другой важной особенностью были посмертные одеяния. Источники расходятся в вопросе о том, во что наряжали мертвых: одни утверждали, что в белые льняные одежды, другие писали о прижизненных одеяниях, третьи – о том, что у мертвецов всегда была как минимум новая пара обуви, чтобы было проще подниматься на небо.

Наконец, наиболее интересной особенностью похорон на Руси был так называемый «Райский паспорт». Райский паспорт – это документ, который составлял и подписывал священник, а перед погребением он вкладывался в ладонь покойного. Документ свидетельствовал о том, что умерший жил праведно, не грешил и должен быть пропущен через райские врата, что заверяла подпись священника, принявшего исповедь. Долгое время православное духовенство торговало подобными паспортами, но в Новое Время эта практика постепенно сошла на нет.

16 Марта 2020

Дополнительная информация, связанная с данным материалом:

Телефон горячей линии: 8 (495) 459-0-100